Главная | Наследовательное право | Лицензионный договор на передачу неисключительных прав на мобильное приложение

Лицензионный договор на передачу неисключительных прав на мобильное приложение


Компания реализует приложения для мобильных устройств. Возможные договорные конструкции Источник:: Как квалифицировать возникающие отношения, и какими договорами их лучше оформлять? Условно можно выделить два варианта правовой квалификации отношений между компанией-продавцом и компанией-производителем — лицензионные отношения и агентские отношения. Компании-продавцу лучше предпочесть агентскую схему она менее рискованна. К тому же реализация мобильных приложений конечным пользователям чаще всего осуществляется не через сайты правообладателей то есть не напрямую от обладателей исключительных прав , а через сторонние сайты специализированных интернет-магазинов, которые, по сути, являются посредниками дистриьбюторами.

Лицензионный договор на передачу неисключительных прав на мобильное приложение внезапный

В таких случаях у обладателей исключительных прав на мобильное ПО и интернет-магазинов возникают вопросы, как корректно оформить договорную схему правоотношений. Для того, чтобы разобраться в этом, важно правильно квалифицировать юридическую сущность отношений между ними.

оказались Лицензионный договор на передачу неисключительных прав на мобильное приложение Галактикой

И в этих целях главным становится вопрос, который касается уже отношений с конечными пользователями мобильного ПО: В этой статье мы исходим из презумпции, что мобильные приложения являются программами для ЭВМ в том значении, в котором этот термин употребляется в Гражданском кодексе. Но необходимо учитывать, что в рамках налоговых правоотношений налоговые органы с этим утверждением не всегда согласны. Итак, основные субъекты правоотношений — это так называемый поставщик мобильного ПО, то есть обладатель исключительных прав на него иногда он является и разработчиком ПО , интернет-магазин и конечный пользователь.

На практике существует два основных подхода к квалификации отношений по реализации мобильных приложений — лицензионный и агентский. Как будет показано дальше, один из этих вариантов юридически некорректен, несмотря на широкое распространение на практике. Квалификация модели отношений в качестве лицензионной или агентской, в основном, зависит не от оформления отношений между поставщиком мобильного ПО и интернет-магазином, а от выбранной схемы передачи прав на мобильное ПО конечному пользователю, то есть от того, кто является лицензиаром в отношениях с конечным пользователем — поставщик ПО или магазин.

В части же отношений между поставщиком ПО и магазином в обеих схемах применяется, по сути, один и тот же вариант, а именно: Договорные отношения между поставщиком и магазином Отношения между поставщиком и магазином в любом случае складываются из двух элементов: Чтобы магазин мог реализовать ПО, ему необходимо получить от поставщика ПО, который обладает исключительными правами или лицензионными правомочиями на программный продукт, соответствующие права по лицензионному договору. Но права и обязанности сторон в рамках отношений по реализации мобильного ПО не охватываются рамками только лицензионных отношений.

Если по классическому лицензионному соглашению лицензиат приобретает право использования произведения определенным образом в частности, право распространять ПО путем продажи, воспроизводить ПО путем записи в память ЭВМ конечных пользователей , и, соответственно, платит за это вознаграждение лицензиару п. Как правило, магазин получает от поставщика ПО лицензиара еще и вознаграждение, которое обычно выражено в форме процента с продаж.

наставник Лицензионный договор на передачу неисключительных прав на мобильное приложение спросил

Следовательно, речь идет также и об агентских отношениях. Эти разные по юридическому содержанию отношения не обязательно оформляются двумя отдельными договорами. Обычно заключается один договор, который можно квалифицировать как смешанный п. Он сочетает в себе признаки лицензионного договора и агентского или договора оказания услуг [1] и содержит как условие о лицензионном вознаграждении поставщика мобильного ПО, так и условие о вознаграждении магазина, приобретающего права на это ПО, за его распространение.

Объем прав, который интернет-магазин получает по лицензии от поставщика ПО, как правило, зависит от того, как в дальнейшем права на это ПО будут передаваться конечным пользователям. Если права будут переходить к ним непосредственно от поставщика ПО, а магазин всего лишь предоставляет поставщику ПО и покупателям техническую возможность продать и приобрести ПО через его онлайн-платформу, [2] то поставщик ПО обычно предоставляет магазину в рамках лицензионных отношений минимум прав — только на запись ПО в память мобильных устройств конечных пользователей, распространение произведения и доведение его до всеобщего сведения.

Право выдачи сублицензий в таком лицензионном договоре не фигурирует. Если же предполагается, что конечные пользователи будут получать права на использование ПО от магазина, то в этих целях магазин должен получить по лицензионному договору, помимо названных выше прав, также право выдачи сублицензий пользователем.

Передача прав конечному пользователю по сублицензионной модели от магазина-дистрибьютора Как уже было упомянуто, один из вариантов передачи прав на использование ПО конечным пользователям предполагает переход этих прав к ним от интернет-магазина. Для этого магазин, обладая необходимыми полномочиями, предоставленными ему поставщиком ПО по лицензионному договору, от своего имени заключает с пользователями сублицензионные договоры, по которым передает им все необходимые права в отношении продукта. Эта модель кажется простой и логичной только на первый взгляд.

При детальном же анализе она теряет всякий смысл. По сублицензионному договору сублицензиар не может передать больший объем правомочий в отношении использования результата интеллектуальной деятельности, чем тот, который он сам получил по лицензионному договору п. Даже если магазин получает по лицензионному договору право на воспроизведение мобильного ПО, то у него это право ограничено исключительно целями исполнения его обязательств по распространению ПО, рекламе и т.

Навигация по записям

Дело в том, что правообладатели, особенно зарубежные, не заинтересованы в передаче дистрибьюторам слишком широких полномочий в отношении своих продуктов из-за опасений возможных злоупотреблений. Следовательно, сублицензионное соглашение магазина с конечными пользователями фактически не порождает у них возникновение прав на использование это ПО магазин не может передать права, которыми не обладает сам. Для пользователей не страшно, если сам программный продукт сопровождается еще и пользовательским соглашением с правообладателем-поставщиком лицензией EULA.

Традиционно так и бывает: В тексте такого соглашения, включенного в само ПО, как правило, указано, что контрагентом пользователя является именно сам поставщик ПО, а не интернет-посредник тем более, что у одного поставщика может быть много разных каналов распространения одной и той же электронной продукции. В таком случае возникает логичный вопрос: Фактически в рассматриваемой схеме трехсторонних отношений между поставщиком, магазином и конечными пользователями использование сублицензионных соглашений между магазином и конечными пользователями представляется избыточным и юридически некорректным этапом.

С этой точки зрения становится понятным, почему эта модель отношений взывает пристальное внимание и претензии у налоговых органов. Передача прав конечному пользователю по агентской модели только напрямую от поставщика ПО Учитывая названные выше недостатки лицензионной модели, агентская модель точнее отражает сущность складывающихся отношений и больше соответствует существующему правовому регулированию. Стороны, придерживающиеся этой модели, лучше защищены от возможных рисков, связанных с ошибочной квалификацией условий соответствующих договоров.

В агентской модели передача прав пользователю происходит напрямую — по лицензионному договору между поставщиком и пользователем, минуя магазин-дистриьбютор. А значит, эта модель отношений лишена противоречия в виде дублирования передачи прав, как в сублицензионной модели. Лицензионный договор между поставщиком и конечным пользователем. Лицензионный договор заключается между поставщиком и пользователем в момент, когда пользователь устанавливает соответствующее ПО на свое устройство.

Удивительно, но факт! Информация, направленная по указанным Пользователем телефону, в том числе SMS, и по электронной почте, будет считаться переданной Пользователю.

Закон предусматривает возможность заключения лицензионного договора путем заключения каждым пользователем с правообладателем договора присоединения, условия которого изложены на приобретаемом экземпляре такой программы или на упаковке этого экземпляра п. При этом начало использования таких программы или базы данных пользователем, как оно определяется этими условиями, означает его согласие на заключение договора.

В такой ситуации поставщик полностью контролирует объем и условия предоставляемой лицензии и может их изменять по своему усмотрению, если это указано в соглашении. Пользовательское соглашение между магазином и пользователем.

2. Предмет Лицензионного договора.

Несмотря на то, что права на использование ПО переходят напрямую от поставщика к конечному пользователю, между магазином и пользователем при такой модели отношений все равно обычно заключается специальное пользовательское соглашение. Но его предмет составляет не передача прав на приобретаемое ПО, а описание прав и обязанностей сторон интернет-магазина и пользователей в части пользования платформы интернет-магазина для совершения покупок информация о предлагаемых к продаже продуктах и возможный порядок их приобретения.

Обычно оно относится к типу соглашений, которые принимаются пользователем конклюдентными действиями - путем использования сайта или сервиса. Почему пункт 3 статьи ГК РФ можно применять, в том числе, к мобильным приложениям Учитывая, что пункт 3 статьи ГК РФ, позволяет размещать лицензионные догвооры предоставлять лицензии EULA путем размещения текста лицензионного договора на экземпляре или упаковке программы для ЭВМ, может возникнуть вопрос: Ведь в случае приобретения мобильных приложений пользователь получает возможность просто загрузить ПО на свое устройство с сайта интернет-магазина.

В данном случае отсутствуют материальные носители, на которые можно было бы физически нанести текст лицензионного договора — можно лишь включить его в электронном виде в само мобильное приложение. Но подпадает ли этот вариант под пункт 3 статьи ГК РФ? Во-первых, правовая природа правоотношений в обоих случаях продажа программы, записанной на CD-диск или продажа программы путем предоставления возможности скачать ее с сайта одна и та же. Во-вторых, под экземпляром произведения понимается копия произведения в любой материальной форме подп.

Значит, экземпляром является не только копия ПО на CD-диске, но и копия, записанная в память компьютера или мобильного гаджета, просто материальным носителем во втором случае является встроенное устройство хранения информации. В-третьих, пункт 3 статьи ГК РФ лишь уточняет правило о возможности оферты путем конклюдентных действий п. К тому же, это положение закрепляет сложившийся в сфере реализации ПО обычай делового оборота, который признает юридическую силу лицензионных соглашений в электронном виде, заключаемых путем совершения конклюдентных действий так называемых click-wrap соглашений.

Реализация мобильных приложений не освобождается от НДС Решающим аргументом в пользу выбора сублицензионной модели часто становится возможность применения льготы по НДС.

Другие материалы по интеллектуальной собственности

Льгота заключается в том, что реализация исключительных прав на программы для ЭВМ и прав на их использование на основании лицензионного сублицензионного договора не подлежит налогообложению НДС подп. Дело в том, что формально мобильный телефон не относится к компьютерным устройствам. Значит, реализация исключительных прав на ПО приложения для мобильных телефонов, прав на их использование по лицензионному и сублицензионному договору должна облагаться НДС.

Официальных разъяснений ФНС России относительно этой позиции нет, но известно, что на практике ее придерживаются многие налоговые инспекции. Значимая судебная практика по этому вопросу пока, к сожалению, не сформирована. Минфин России рассматривал этот вопрос, но указал лишь, что по нему необходимо обращаться в Минобрнауки России письмо Минфина России от Поэтому компаниям, которые желают применять льготу по НДС и хотели бы получить какие-то гарантии на случай спора с налоговой инспекцией, лучше самостоятельно обратиться с в Минобрнауки России с просьбой разъяснить, является ли мобильный телефон смартфон компьютерным устройством.

При положительном ответе можно обратиться в Минфин России с просьбой пояснить подп. Эта позиция является дискуссионной, но это не оказывает влияния на выводы, приведенные в статье.

Читайте также:

  • Как застройщику выкупить арендованную землю
  • Понятие содеражние договоров принцип свободы договора классификация договоров
  • По халатности произошел пожар машины ук рф
  • Дарение недвижимости некоммерческой организацией
  • Образец рекомендательного письма от работодателя для главного бухгалтера